Кодекс чести рыболова

Браконьерство
И зачем же он нужен, этот кодекс?
Честно говоря, у меня ценность данной статьи поначалу вызывала сомнения. Почему? Все мы люди взрослые, то есть закосневшие. Если ты, имярек, любишь эту реку, деревья, землю (а я уверен — это относится к большинству читателей «Рыболовного мира») — вряд ли тебе по-настоящему нужны слова о ее красоте. И, к сожалению, даже сотня публикаций, о хрупкости этой красоты и взываний к гласу совести вряд ли способны убедить браконьера бросить острогу. У каждого из нас — свой жизненный опыт, свои привычки, свой «кодекс чести» — или бесчестия. Неспособность уважать окружающих, духовная импотенция. Неважно — на водоеме ли, в кабинете или на улице.
Почему я об этом упоминаю? А вот почему. Перед глазами стоит позорная картина, имевшая место на одном из прошлогодних соревнований по ловле карпа. Тогда перепившая компания то ли болельщиков, то ли участников веселилась от души. Красоту чудесной полесской природы мат-перемат резал до утра. Пустые бутылки летели в воду всю ночь, а утром «дикая дивизия» устроила купание в зоне соревнований: «Да мы че. в натуре… Вали, робя, во весь нутряк!». Хорошо помню реакцию некоторых из этих «рыбачков» (в кавычках, потому что, естественно, никто из них ничего тогда не поймал), когда терпение одного из спонсоров лопнуло, и подонкам было сделано замечание, что стоило бы вести себя потише: «Хто это? И чаво этот казэл нас жизни учить?».
Правда, внушение все же возымело силу, последние слова были произнесены змеиным шепотом. И еще вот что. Бутылок я не кидал, матом не крыл, но почему-то в ту минуту стыдно мне стало (уверен, не мне одному) — за то, что промолчал.
И вспомнилось вдруг другое, до боли знакомое, наше, родное — загаженные берега, гнилые спутанные сети с протухшей рыбой, пьяные «посадов! особи»… И в противоцвет — маленький мальчик, пришедший вечером к реке, чтобы сказать ей «спокойной ночи»…
Где и какие найти слова, чтобы объяснить ребенку, почему не все слава Богу?.. Негде!
Потому, возможно, что промолчал тогда; потому, что продолжается беспредел на реках; потому, что масса молодежи и представления не имеет о том, что неписаный кодекс рыболова существовал сотни лет и существует сегодня. А те, кто без уважения относится к реке, которая дарит покой, радость и удовольствие, требуя взамен совсем чуть-чуть, не рыболовы. Никогда они ими не были и не станут: так, рвачи, межедомки… А так хочется, чтобы вы, друзья, не чувствовали себя одинокими в борьбе с грязной пеной, что нынче часто-густо покрывает берега водоемов в прямом, и переносном смысле.
Речь, наверное, нужно вести о солидарной ответственности рыболовов. А начинать… помните, как говорил Маленький Принц: «…прежде наведи порядок на своей планете…»; на своей стоянке; на своей речке; на своей земле…
Красиво. Но этого мало. Увы, в который раз, один и тот же вопрос: почему я (мы ты, он, она — вместе целая страна) должны подменять собой рыбоохрану, ругаться с браконьерами, закапывать чужие консервные банки? Да, есть пока еще у нас такая «вредная и ненужная» черта, как думают некоторые, — совесть называется. Да, уверен, неравнодушные люди вовек не переведутся. Ну и что? Рыбоохрана существует на средства госбюджета. На наши с вами средства, уважаемые рыболовы. Наше дело — платить за природопользование (то есть за рыбалку) и отдыхать в свое удовольствие, соблюдая соответствующие правила. Пока же, по-видимому, отдыхают инспекторы. А браконьер чувствует себя вольготно.
Людей можно разделить на две категории. На одних увещевания действуют, до других по-хорошему не доходит — «…а Васька слушает да ест». Так вот -хватит по каплям выдавливать из себя раба, уважаемые интиллигенты духа и аристократы речных затонов. Может, вместо этого собраться и «выдавить» «васек», которые все никак не нажрутся?
Понимаю — тема сидит в печенках. Уж сколько раз твердили миру… о вреде вылова рыбы во время нереста. Напуганные производители часто прекращают икрометание, и в текущем году более не нерестятся. Потому-то в старину во время нереста был запрещен колокольный звон. Добывать рыбу в это время — преступление. Когда-то об этом знали, и не ловили.
И у меня не болела душа, пока своими глазами не увидел, как буквально у ног моих не свершилось таинство природы. Рыбы были (внимание, не падайте)… счастливы, и слишком заняты собой, им наплевать было на меня. А теперь поставьте себя на их место и представьте, что вам в момент… этого самого (да-да, вы правильно подумали) вонзают меж ребер острогу. Представили? Это так сказать, этический аспект. А материальный?
Скажите, где вы видели «хазяина», который режет поросую свинью? Не видели? Чем же в таком случае отличается икряная самка от вышеупомянутой хавроньи? Ах, рыба ничейная? Это тебе так кажется, дружок. Она моя — я когда-то отпустил этого малька обратно в реку. Она его — потому, что «паслась» на его привадах. И его внуков, и твоих детей, для которых ее от тебя же мы защищали… Эх, глаза бы мои тебя не видели… ну да ладно.
И немного о несостоятельности аргументов насчет «прокорма», которыми пытаются оправдать себя мордатые и румяные добытчики. Такая искренность в глазах — на «прокорм» ему! Да другой, хоть и лет ему семьдесят и сухой, как щепка, и пенсия сто гривен, и даже на похороны ничего не осталось, «…бо онучка заміж вийшла…», хоть стреляй — к реке с сетью не пойдет. Браконьерство
Ни для кого не секрет, что самый низкий жизненный уровень в Украине сегодня в «глубинке», и, значит, там должно вылавливаться наибольшее количество рыбы, для поддержания малообеспеченных слоев населения. А самый высокий уровень — в Киеве. Здесь рыбы в водоемах должно быть достаточно — в столице был и есть самый высокий уровень дохода на душу населения. На практике видим противоположную картину — рыбы вокруг крупных городов, и, в частности, Киева (Каневское водохранилище, «Голубая зона», низовья Десны) становится все меньше и меньше. Аргумент насчет загрязнения водоемов вокруг этих самых городов неприменим, так как в связи с экономическим кризисом заводы не работали или работали вполсилы. Сомневаюсь также, что за последние несколько лет увеличилось число рыболовов-любителей и потяжелели их уловы. Значит, рыбу выловили браконьеры. На продажу в большом городе: город — хороший рынок сбыта. Можно денег заработать. Но не заработать, а украсть — вот ведь незадача. Вот такой «прокорм» получается.
А может, поделом нам? «Вы же все равно рыбу отпускаете, — ехидно прокомментировал случайный знакомый (не знаю, правда, жив ли сейчас) действия рыболовов на одном из карповых водоемов, -рыба нам не нужна. С жиру беситесь, прикрываясь высокими словами». И поделом. Потому что — больше слов, меньше дела.
Тот мой случайный знакомый все же жив. Более того, к сожалению, он ( они) живее всех живых, как Павлик Морозов.

Е.Гридько
Рыболовный Мир

Related posts

Leave a Comment

9 + 8 =